В преддверии EA Play мы решили порассуждать, почему же мы так ждем новую часть культовой серии от Bioware.

Я знаю геймеров, ставших фанатами Bioware после первой же их игры. Людей зацепило и затянуло сразу: один надолго потерялся на просторах Берега Мечей, другой – где-то среди звезд далекой-далекой галактики.

Что же говорить о том, кто играл практически во все? Baldur’s Gate, оба KOTOR, Dragon Age, даже Star Wars: The Old Republic, куда я вернулся четыре года спустя, чтобы, наконец, узнать, чем же все закончится. В моем послужном списке не хватает только Jade Empire да свежей Inquisition… а вот серия Mass Effect занимает там почетное первое место.

Я, уже не школьник и даже не студент, просиживал за ней ночи, три части за три с половиной недели. Я приходил на работу с красными глазами и засыпал прямо за столом. Мне снился флот Жнецов над Палавеном. Песенка Мордина. Взорванный ретранслятор в батарианском космосе. «Есть ли у этой платформы душа?»

Да, концовку Mass Effect 3 не ругал только ленивый, но это тот случай, когда я не готов влиться в общий хор. Для меня проблема всегда была не в том, что Mass Effect кончился именно так, а в том, что он вообще кончился.

Нам покорится море звезд

Собственно говоря, огромный неиспользованный (или, по меньшей мере, использованный не до конца) потенциал сеттинга игры – и есть первая причина, почему мы, фанатики Mass Effect, никак не проживем без «Андромеды».

Если задуматься, так ли уж много мы видели в этой вселенной? Ответ – нет, совсем нет. Конвоиры из Bioware не любят, когда игрок делает лишний шажок вправо или влево. Города и космические станции часто выходят у них похожими на сеть коридоров с растянутыми на уровне пояса сюжетными триггерами, и даже от значимых планет остается лишь маленький кусочек.

Главным разочарованием серии всегда были миры, летящие по своим орбитам где-то в стороне от сюжетной магистрали: в первой части они представляли собой унылые столы, обтянутые однотонной текстурой, во второй – банальные источники ресурсов. Описания многих из них выглядели просто волшебно, но карета неизменно превращалась в тыкву. Просканировал. Добыл. Улетел. Повторил.

Andromeda дает нам надежду на то, что исследование межзвездных пространств перестанет быть довеском к сюжету и утомительной необходимостью а-ля «накопай побольше иридия, чтобы никто не погиб на самоубийственной миссии». Мир Mass Effect безусловно заслуживает большего, чем картонные декорации, и пока слова авторов о новых впечатляющих планетах, расах (в конце концов, мы покинем Млечный путь, чтобы заглянуть на огонек в соседнюю галактику) и прочем звучат многообещающе.

Кстати, если уж речь зашла о расах, то и здесь руки у разработчиков развязаны. Мы все еще преступно мало знаем о волусах, ханарах, элкорах, даже дреллах, хотя редких игроков оставила равнодушными история Тейна Криоса. Да что там говорить, мы ни разу не видели кварианца (не только Тали) без костюма! Единственное, что мне кажется все-таки не совсем правильным решением – в новом Mass Effect вновь не будет играбельных нечеловеческих рас. Причина не вводить их раньше была, вообще говоря, одна, и звали ее капитан Шепард.

Время жить и время умирать

Есть вещи, которые очень непросто признавать, но: как бы мы ни любили Шепарда (или Шепард, если в вашей версии в роли защитника вселенной выступала дама), серии пора отпустить этого персонажа. Совершенно неважно, мертв он или жив и пытается, раненый, выбраться из-под обломков, стал богом или отдал свою ДНК, чтобы слить воедино органическую и механическую жизнь – несгибаемый капитан должен уйти. Его легенда завершена, и задача Andromeda в том числе показать, что серия может без Шепарда, Жнецов и вечного противостояния органиков и синтетиков.

Кто-то скажет, что это будет уже не Mass Effect, и в чем-то, возможно, окажется прав. Но если серии суждено обрести долгую жизнь в каком-то новом качестве (моя тайная мечта – все-таки увидеть когда-нибудь ММОРПГ в этом же сеттинге), она не может позволить себе зацикливаться на одном, даже идеальном и всеми любимом сюжете.

Пока все, что мы знаем о новой фабуле – небольшие обрывки сведений, но даже из них вырисовывается любопытная картина. Кажется, нас ждет хрестоматийная история про освоение Нового Света – наше альтер-эго зовут Pathfinder, Первопроходец, а в сообщениях источников проскакивают слова «колонизация» и «поиски нового дома». Не зря же ранний трейлер озвучен песней суперзвезды кантри Джонни Кэша – очень похоже на то, что Andromeda предложит нам эстетику фронтира, эдакий галактический Дикий Запад. Ну и положа руку на сердце – кто из нас сможет устоять?

Подними голову

В последние годы все более ощутимой в массовой культуре становится одна тенденция, которую, наверное, правильнее всего называть «возвращение в космос»: научно-фантастическая тематика, одно время казавшаяся едва ли не безвозвратно ушедшей с экранов (будь это дисплеи компьютеров или многометровые монстры в кинотеатрах), триумфально возвращается на них. «Гравитация», «Интерстеллар» и «Марсианин» собирают полные залы, восстают из мертвых космические 4X-стратегии, амбициозный No Man’s Sky становится сенсацией задолго до выхода, а Стивен Спилберг и Илон Маск ищут встречи с его создателем Шоном Мюрреем.

«Андромеда» имеет все шансы, что называется, попасть в струю. Стать не просто выдающимся продуктом игровой индустрии, но явлением культуры. Может быть, не таким великим, как «Космическая одиссея 2001», но подумайте вот о чем: совсем недавно астрономы окрестили темный полюс Харона, спутника Плутона, Мордором – в честь владений Саурона из «Властелина колец». Так почему бы им не назвать какой-нибудь будущий исследовательский шаттл «Нормандией»?

Разумеется, все изложенное выше имеет смысл при одном условии: если у Bioware получится. Если они вновь не запутаются с масштабным открытым миром, как в Inquisition, если не провалят сюжет за явным отсутствием Дрю Карпишина – много «если», вполне реальных и вероятных, хотя об этом и не хочется думать. Но отрицательный результат – тоже результат.

Даже если Mass Effect: Andromeda окажется полным провалом, по крайней мере, она выбьет клин клином – мы в очередной раз дежурно поругаем жадность Electronic Arts, сегодняшнее состояние геймдева и, повздыхав о минувшем, вернемся к ожиданию чего-нибудь еще. Призрак капитана Шепарда, наконец, оставит нас.

И поэтому дайте нам уже эту игру.

Коллега Эльдар Сулейманов также поделился своими соображениями на этот счет:

Почему я жду Mass Effect: Andromeda? Все чертовски просто — мне крайне не хватает зрелищных космических эпопей, в которых можно запросто посетить другие миры, вступить в беседы с совершенно чуждыми для нас расами, снова столкнуться с угрозой галактического масштаба и немного помечтать о том, что когда-нибудь в будущем человечество действительно дотянется до дальних звезд и сможет вступить в контакт с дружелюбными (или не очень) зелеными человечками.

Если же рассматривать игру не в рамках целого жанра, а одной только серии Mass Effect, то мне хочется опробовать Andromeda по нескольким причинам. Во-первых, взглянуть на то, какие чудеса смогут провернуть в BioWare с новым движком. В Dragon Age: Inquisition была все же “проба пера”, к тому же они не могли использовать возможности Frostbyte по максимуму, так как “Инквизиция” вышла и на консолях прошлого поколения. Теперь же у них практически развязаны руки.

Во-вторых, меня крайне заинтриговал сюжет. Зачем землянам нужно искать новый дом? Неужели в галактике, состоящей из триллионов планет, не нашлось мира, способного нас приютить? Плюс у человечества было немало колоний в Млечном Пути. Так почему мы отправились в другую галатику? В общем, вопросов много, а ответов пока нет. В-третьих, интересно посмотреть на главного героя и его команду.

Наверняка нам предстоит взять в группу представителей не только уже известных нам рас, но и совершенно новых пришельцев. В-четвертых, хоть убейте, но я уверен, что мы столкнемся с Шепардом в том или ином виде. Поэтому дружно зажимаем кулачки в надежде, что BioWare выпустит игру, которая окажется не хуже предыдущих частей.

Похожее