Кого обожаем, а кого ненавидим?

Такое случается каждый раз, когда речь заходит о «ME»: мы спорим о том, какая часть в серии лучшая, какие миссии круче всего, и кто из персонажей достоин звания «лучше всех». Всё это говорит о том, что серия невероятно хороша и не отпускает игроков даже спустя почти десять лет после первой встречи с ней. А её персонажи способны вызывать обожание у одних игроков, и ненависть у других.

«Mass Effect» строился на фундаменте, заложенном Bioware ещё в «Knights of the Old Republic». Поначалу компаньоны были лишь забавным дополнением, служащими для наполнения игры лором. Затем они стали партнёрами для романтических отношений, а отношения с компаньонами влияли на их рост, меняли их (и даже окружающий их мир). В «Mass Effect 2» такие персонажи вышли со вторых ролей, став частью сюжета, что через пять лет вылилось в триумфальное завершение трилогии, подарившей нам до тех пор невиданный опыт.

Лучшие компаньоны из Mass Effect

Вот почему эти ребята так много значат для нас, игроков. У меня получился список лучших напарников из «Mass Effect», с которыми хоть в космос, хоть в постель.

20. Джейкоб Тейлор

Джейкоб Тейлор

Опасно быть скучным стартовым напарником-мужчиной в биовэровской RPG. И из троих человек с этой ролью лучше всех справляется именно Джейкоб. Джеймс Вега, прекрасно озвученный Фредди Принцем-младшим, был довольно забавным в дополнении «Цитадель». У Кайдена Аленко были мигрени, и его можно было бросить на чужой планете в компании с атомной бомбой. Но Джейкоб… ему на роду написано обещать вам пиво, которое он никогда не купит, а самая его желанная мечта – бросить скитаться по космосу и завести семью.

У него самые странные отношения с отцом среди всех персонажей «Mass Effect 2», что делает ему честь, но даже это не в силах поднять его чуть выше горизонта обыденности. А кульминация романтических отношений с ним просто худший момент в «МЕ». Прости, Джейкоб, хуже тебя нет никого. Не видать тебе приза.

19. Кайден Аленко

Кайден Аленко

Единственное, что делает Кайдена лучше Джейкоба – возможность его убить.

18. Заид Массани

Заид Массани

Я всё ещё злюсь на Мистера Крутого Ветерана за то, что он подвёл меня на самоубийственном задании в финале «Mass Effect 2». Если он такой бывалый и испытанный, то как он мог облажаться в роли командира, позволив одному из моих товарищей погибнуть? Это медвежья услуга, Заид. И этот твой шрам смотрится не так круто, как ты думаешь.

Сквозь тонкую маску персонажа я видел того, кем он на самом деле был: менее интересным перевоплощением мандалорца Кандеруса Ордо из «KotOR». Ни одна из военных баек Заида не сможет сравниться с тем, как атмосферно Ордо расписывал свои подвиги, совершённые в мандалорской армии.

17. Моринт

Моринт

В Моринт хорошее только то, что она может заменить в отряде Самару, но сделка неравноценная – это лишь маскировка. Вот и вся её роль: плохая замена более интересному и противоречивому юстицару. В качестве антагониста, однако, одна великолепна – я помню те кошки-мышки с Моринт, ставшие для меня одним из самых волнительных моментов в «МЕ2». Тогда единственный неверный ответ в разговоре мог привести к смерти или провалу миссии.

16. Явик

Явик

Наверное, можно и о Явике сказать что-нибудь хорошее, если вы заплатили $10 за дополнение «Из пепла», в котором и появляется этот оттаявший протеанин. Но, как выяснилось, немногие из нашей команды заполучили его в свой отряд, из-за чего Явик и угодил на 16-е место. Он не играет сколь-либо существенной роли в сюжете «Mass Effect 3», и это, как мне кажется, показывает, что Bioware не потрудились поработать над протеанином, который мог добавить игре глубины. А ведь он мог бы стать ключевым элементом истории и занять более важное место в наших общих воспоминаниях.

15. Джеймс Вега

Джеймс Вега

Когда дело доходит до выбора романтического партнера из экипажа, думаю, многие придерживаются распространённого правила: люди скучные, нужно приглядываться к другим видам. Вега не является исключением из правил – обычный парень-человек, ничего неординарного. Подробности его истории я уже не помню, но сам он мне нравился, особенно его неловкие попытки поддеть меня, своего командира. Но, в конце концов, он лишь обычный парень, ничего особенного.

14. Касуми Гото

Касуми Гото

«Украденная память» Касуми Гото, пожалуй, моё любимое дополнение во всей трилогии «МЕ». В нём Шепард может побыть Джеймсом Бондом и проникнуть на вечеринку в шикарный особняк, а то, что Касуми представляют нам как ловкого вора-невидимку, выгодно отличает её от остального экипажа «Нормандии».
Предыстория Касуми и Кейдзи, её бывшего напарника, раскрыта в миссии на лояльность самым мощным и проникновенным способом. Шепарду становится ясно, как сильно уязвила её смерть партнёра, и он соглашается покарать Донована Хока, убийцу Кейдзи. Вознаграждением становится удар под дых, которым оказывается концовка дополнения.

В бою из-за своего Удара Тени, когда Касуми исчезает, чтобы появиться за спиной врага и ударить его, ассассин считается одним из самых визуально интересных персонажей во всей игре. Я знаю, что Касуми можно найти в «МЕ3» и её дополнении «Цитадель», но мне это, к сожалению, не удалось, несмотря на то, что во второй части она у меня осталась в живых.

13. Эшли Уильямс

Эшли Уильямс

Ребята, мне очень жаль, но 13-е место — это просто смех. Лично я ставил Эшли на 3-е, сразу за Гаррусом и Мордином. Не самое большое моё разочарование в демократии за 2016-й но точно в первой пятерке. Пару месяцев назад я написал длинную статью в защиту Уильямс для Official Xbox Magazine, которая появилась в ноябре на нашем родственном сайте GamesRadar+. Приведу здесь сокращённую версию: Эш – один из самых проработанных персонажей во всей серии, и один из тех немногих, которым не нужно вмешательство Шепарда для того, чтобы наладить жизнь.

Она входит в малое число персонажей, которые всерьёз оспаривают решения Шепарда, в особенности, когда дело касается Цербера. Если она чувствует, что командир неправ, то готова бросить ему вызов, пусть даже под дулом пистолета. Эшли больше, чем просто напарник, она могла бы даже стать главным героем игры, судя по тому, что ее не уносить эффект протеанского маяка в начале первой игры. Она заслуживает лучшей участи, чем 13-е место и мем «космический расист». Если вы бросили её на Вермайре, нам с вами никогда не стать друзьями.

12. Самара

Самара

Судья Дредд с дочкой – серийной убийцей. Во второй и третьей части игры её сопровождают шекспировские смерти, делая Самару одним из самых трагичных персонажей «Mass Effect». На её миссии лояльности придется выбирать между смертью Самары и убийством Моринт. Если не брать в расчёт самоубийственное задание в «МЕ2», то она – один из троих напарников (помимо Тали и Легиона), которые могут совершить суицид в игре. В случае Самары это происходит из-за невозможности выполнить обет и казнить свою единственную дочь, нарушившую запрет и сбежавшую из монастыря.

Жёсткая, бескомпромиссная приверженность Самары Кодексу Юстицаров означает, что она – единственный персонаж во всей серии, у которого отсутствует серая зона морали. Неслабая помеха в игре, сплошь состоящей из непростых решений, где боевую эффективность членов группы приходится балансировать с их убеждениями и принципами. Впрочем, в компании с экстремистом «Mass Effect» становится ещё интереснее.

11. Грюнт

Грюнт

У Грюнта много плюсов. Во-первых, его имя (англ. – Grunt). Во-вторых, его озвучил Стив Блам, за плечами которого приблизительно один миллиард игра и аниме-сериалов, но более всего он известен за озвучку Спайка Шпигеля в «Cowboy Bebop», персонажа, очень мне близкого. Чешуйчатый гребень Грюнта смотрится очень круто, а его костюм похож на Железного человека, который, забыв о ногах, сорок лет каждый день жал от груди слона.

Всё, на что способен Грюнт, это битвы и разговоры и о них. Немного, но после всех остальных членов экипажа, занятых самокопанием и поисками смысла жизни, это может стать глотком свежего воздуха.

10. СУЗИ

СУЗИ

Если честно, я до сих пор жутко недоволен тем, что Bioware решили дать ИИ «Нормандии» сексуальное роботело, а затем прописали Джокеру желание переспать с ней. Мы все прекрасно знаем, что под маской космической оперы «Mass Effect» скрывает шуры-муры с самыми привлекательными чужаками галактики, но, Bioware, в самом деле, не надо так на этом зацикливаться. У СУЗИ, допустим, есть отличные реплики и размышления на тему «каково это, быть человеком», но будем честны: Легион с этим прекрасно справляется, что делает гуманоидную форму СУЗИ просто ненужной.

А ещё я почти уверен, что в моём финале «Mass Effect 3» СУЗИ оказалась на Земле, сумев каким-то образом выбраться с «Нормандии» вместе с Джокером. Это если говорить об испорченных впечатлениях.

9. Джек

Джек

Мой Шепард был с изъяном. Трагичное детство, проведённое в войне и нищете – неудивительно, что в моей голове он был большим фанатом «Korn». Поэтому, когда в кадре появилась Джек, в моём воображаемом космосе для неё нашлось немало места. У неё тоже было ужасное детство, она рано осиротела и подвергалась садистским экспериментам со стороны «Цербера». Её характер был вылеплен под суровым внешним воздействием, биотические способности сделали из нее настоящего психопата. И что с того, что Джек использовала их для расправы со своими мучителями? Заслуженная кара, не более.

Её критикуют за слишком резкий архетип: потенциальный злодей, уязвимый глубоко внутри. Да, верно, но кто сказал, что таких людей не бывает? Вспыльчивость и раздражительность – естественная реакция человека на взросление в изоляции и боли. Джек заслужила право быть настолько резкой с окружающими, насколько ей хочется. Если она выживает в «МЕ2», то направляет свою разрушительную энергию в иное русло, обучая юных биотиков в Гриссомской Академии. Она находит новую цель в жизни, и мой Шепард, обладающий похожим «багажом», помогая Джек, сам, в каком-то смысле, очищается. По лору она Подопытная Ноль, но в наших сердцах – номер один.

Читайте также:  Cities: Skylines. Лучшие моды, карты и объекты

8. Миранда Лоусон

Миранда Лоусон

Миранда была романтическим интересом моего Шепарда в «МЕ2» и «МЕ3», что, я так полагаю, было довольно безопасным выборов в серии, где можно завязать отношения с различными чужаками. С ней многое связано: изначальная её близость к Призраку и «Церберу» предполагает отсутствие доверия к ней, а в первые часы второй части игры она сомневается в Шепарде и даже идет на конфликт. Мало-помалу он завоёвывает доверие Миранды, и наступает решающий момент, когда он должен выбрать её сторону или позицию Джек во время их спора на борту «Нормандии». После этого, когда Миранда понимает, что Шепард относится к миссии так же, как и она, отношения перерастают в романтические.

Миранда стала объектом генетических экспериментов, что осложнило её отношения с отцом, о чем нам подробнее рассказывают в «МЕ3». Личный кризис, на мой взгляд, делает Лоусон одним из самых сложных персонажей в серии, достаточно понятно объясняя, почему она такая, какая есть.

7. Легион

Легион

Несмотря на сочетание целой кучи избитых научно-фантастических штампов (бунтарский коллективный разум роботов, самокопание их в поисках души, и прочее), Легиону удаётся оставаться интересным персонажем. А тот факт, что он грубо залатал себя куском скафандра мёртвого коммандера Шепарда, не просто подчёркивает крутизну Легиона, а доказывает, что он больше, чем обычный гет, он способен на независимое мышление и, возможно, даже сентиментален.

В то время как у него нет чувства юмора, Легион часто оказывается забавным, периодически что-нибудь откалывая в бесстрастном машинном стиле, вроде вероятности того, что свирепая Джек врежет кому-нибудь по лицу (её, кстати, Легион предлагал деактивировать и перевозить в грузовом отсеке). По мне так Легион более привлекателен в качестве напарника, чем сами-знаете-какая-кварианка, и я скучаю по нему больше, чем по кому-либо иному из всй серии. Классный робот.

6. Тали’Зора нар Райя

Тали'Зора нар Райя

«Mass Effect» это не первый сай-фай, смешавший маширению и религию, но концепция мигрирующего флота в качестве дома, и паломничества как перехода во взрослую жизнь всё ещё прекрасна, а в первой части игры истории Тали великолепно дополняли вселенную. Возможно, если бы не её маска, которую она так и не сняла за все три игры, Тали не запомнилась бы столь сильно (притворюсь, что того ужасного фотошопа из третьей части как бы и не было), но при этом она остаётся единственным персонажем, чья сюжетная арка протянулась через целую трилогию.

Тали'Зора нар РайяВ начале серии Тали даёт возможность познакомиться с отношениями между кварианцами и гетами, что сыграет более значимую роль в «Mass Effect 2». Личный конфликт кварианки и Легиона поставлен отлично, а миссия лояльности Тали углубляет понимание причин противостояния гетов с кварианцами и обычаев последних.

Завершение истории Тали в «Mass Effect 3» стало для меня одним из самых трогательных моментов за всю серию. Я был знаком с ней долгие годы, мне нравился её голос и любознательность, мы вместе защищали галактику и очищали её имя. Вот только из-за бинарной системы морали хороший/плохой у меня было недостаточно очков парагона/ренегата, чтобы мирным образом разрешить финальное столкновение между Тали и Легионом. Одному из них было суждено погибнуть вместе со всем своим видом. Здесь нет идеально счастливой концовки, да и не должно быть.

«Mass Effect» часто награждает «решение» сюжетных линий хорошими концовками, но не в этом случае. Последний шаг Тали во взрослую жизнь заканчивается жестоким разочарованием, путь к которому «Mass Effect» выстраивал на протяжении пяти лет. И мне всё ещё больно.

5. Тейн Криос

Тейн Криос

Хладнокровный убийца, чья совесть протестует против выбранной профессии. Неизлечимо больной смертельной болезнью, он подписывается на участие в самоубийственной миссии Шепарда против коллекционеров в «Mass Effect 2» потому, что ему нечего терять. Тейн – персонификация хороших и недобрых решений Шепарда, воплощенный образ его команды, медленно идущей к неминуемой гибели. К тому же, кто сможет устоять перед его надтреснутым голосом?

4. Лиара Т’ Сони

Лиара Т’ Сони

О, Лиара. Моё милое синекожее 106-летнее беспечное дитя. Ошибкой будет считать, что учёный-азари на «Нормандии» служит лишь совестью игрока. Да, Лиара пытается уравновесить необходимый цинизм Шепарда, но она всё же гораздо большее, чем просто «милашка».

Лиара Т’ СониАкадемический взгляд Лиары на протеан делает из неё самый умный выбор для практически любой миссии. Она больше всех остальных заинтересована в поиске новых знаний, а благодаря навыкам универсального биотика Лиара становится весьма полезна в сражении. Но больше всего мне нравится то, что она привносит в игру множество эмоций без лишних соплей и страданий.

Лиара сложная личность. Проблемы с матерью, недостаток опыта в любовных отношениях, неспособность лгать – всё это становится незначительным перед ощущением чуда и надежды, которое она несёт с собой. Как-будто она – это некая линза, сквозь которую можно взглянуть на вселенную «Mass Effect» под другим углом. В отличии от остальных членов команды, Лиара редко уверена в своих ответах (возьмём, к примеру, её сомнения о лекарстве для кроганов в третьей части), из-за чего путешествовать с ней становится интереснее.

А ещё у Лиары обалденная сюжетная арка. Если ваш Шепард влюбляется в неё, то, после его гибели в «Mass Effect 2», азари искренне скорбит по нему. Страдания закаляют её характер, что приводит Лиару к превращению в Серого Посредника (к слову, лучшее сюжетное дополнение). Лиара, ты всегда была лучшей.

3. Урднот Рекс

Урднот Рекс

В серию «Mass Effect» я играл с единственным правилом: не возвращаться к предыдущему сохранению для пересмотра сделанного решения. Что произошло, то произошло, вне зависимости от последствий. И это правило я нарушил лишь единожды, в первой игре, когда спор привел, — шокирующе и, по-моему, несправедливо, — к кат-сцене со смертью Рекса. С этим я смириться не мог. Нет, ни за что. Рекс слишком крут, чтобы умереть. Это был единственный раз, когда я переиграл какое-то событие в «Mass Effect».

Рекс очень крут (он – мой кандидат в лучшие напарники) не только потому, что он закалённый ветеран, но и глубокий мыслитель, не согласный с большинством остальных кроганов (включая своего отца) продолжать войну после генофага. Плюс он здоровенный, у него очень глубокий голос и шикарный шрамы, и вообще он просто лучший.

Страшным разочарованием для меня стала невозможность выбрать Рекса компаньоном в «Mass Effect 2», после того, как его заменили кроганом поменьше (но всё ещё крутым), Грюнтом. Но так и поступают настоящие мужики: принимают ответственность, вместо того, чтобы таскаться за юбками по всей галактике.

2. Мордин Солус

Мордин Солус

Обожаю Мордина. Он показал, что для того, чтобы быть антигероем, не нужна бородка, скрипучий голос и мрачный взгляд. Поначалу его пулемётная речь кажется искусственным способом выделить его среди остальных компаньонов, но очень быстро понимаешь, что под его жизнерадостной личиной скрывается холодный, расчётливый разум, потративший годы на решение сложнейших ситуаций, ситуаций, в которые оказывается втянут Шепард во второй и третьей играх. Его быстрая речь – производное разума, переполненного мыслями, демонстрирующими его научный гений и тревогу. Симптомы конфликта логики и сострадания, творящегося в сердце Мордина.

И вот этот оптимист внезапно узнаёт, что именно он несёт ответственность за геноцид, являющийся частью сюжета «МЕ». Когда ваши отношения становятся теснее, он открывается, и становится видно, как он пытается анализировать ужасные проблемы, с которыми ему пришлось столкнуться. Он произвёл моральные вычисления, убить один миллион и спасти десять, но его генофаг – медленный, мучительный конец для кроганов. Странствуя с Шепардом, он вынужден смотреть, как исчезает эта раса. Ни один из ваших напарников не встречался с дилеммой такого масштаба, но гениальный саларианец каким-то образом ухитряется нести эту неподъёмную ношу, находя в себе силы напевать Гилберта и Салливана.

1. Гаррус Вакариан

Гаррус Вакариан

Когда дело доходит до соревнования по популярности персонажей «Mass Effect», у Гарруса есть преимущество: он великолепен. К тому же, у него есть существенная роль во всех трёх играх, чем может похвастаться только Тали. Так что состязание выходит нечестное. Тали, конечно, классная, но она едва-едва переросла архетип изворотливой младшей сестрёнки, от которого компьютерные RPG постепенно избавляются. Гаррус же – другое дело. Он ваш лучший друг, первый и ближайший, он тот, чьи цели и настроение всегда совпадают с вашими, и он всегда готов прикрыть вам спину. Путь от первой встречи бывшего офицера СБЦ и новоиспечённого Спектра во время расследования дела Сарена до последней битвы со Жнецами в качестве двух героев войны – одна из лучших историй дружбы за всю историю видеоигр. Ну, или чудесный роман, если ваш Шепард – женщина.

Но и это ещё не всё, что представляет из себя Гаррус. Идея, что Гаррус зависит от Шепарда и находится в его тени – одна из самых обсуждаемых в фанатской среде. После «смерти» коммандера Гаррус бросает жизнь героя, и момент, когда Шепард находит его и освобождает от существования Архангела, становится настоящим облегчением. Он не был рождён для роли Бэтмена, он прирождённый Робин. Жаль это признавать, но это не единоличное решение Шепарда. И всё же эти «роли» остаются занозой в дружбе этих двоих, изъяном, благодаря которому отношения становятся правдоподобнее.

Лучшее, что вы можете сделать, это позволить Гаррусу выиграть то дружеское состязание по стрельбе на Цитадели. Дайте парню насладиться моментом, он его заслужил.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: