Самый запоминающийся выход в открытый мир в истории видеоигр?

Почему же это такой хороший момент? Ведь в стартовом подземелье Обливиона нет ничего особенного. Вы можете немного потусоваться с Патриком Стюартом, но в остальном это самая обычная канализация, а канализационные уровни никому не нравятся. Но когда это наконец закончится, когда вы убьете достаточно гоблинов, чтобы выйти в Сиродил, этот момент будет приятнее из-за приложенных усилий.

Вы выходите из этой унылой канализации на берег реки и видите руины, бандитский лагерь, зеленые холмы и белоснежные стены Имперского города. И конечно, в 2006 году это выглядело потрясающе. И вдруг у вас появляется выбор. Вы выходите в мир, полный возможностей, как птенец, вылупившийся из яйца, или ксеноморф из грудной клетки. Всплывающее текстовое окно сообщает: “Вы можете двинуться в любом направлении и начать исследовать мир самостоятельно. Удачи!”

Все так и поступают. Этот первый свободный выбор является первым шагом на пути, в конце которого вы станете убийцей Темного Братства, чемпионом Безумного Бога на Дрожащих Островах или главой любой гильдии в игре. Это такой впечатлительный момент, что Bethesda повторили его в начале Fallout 3, когда вы покидаете убежище. Свет на выходе еще больше слепил, а этот момент был таким же впечатлительным.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована


Похожее