Игра на выживание с пушками и машинами, только без пушек и машин.

Впервые запуская симулятор выживания Hurtworld в раннем доступе, я думал, что знал, что ожидает меня впереди. Засушливый открытый мир напоминал одновременно австралийскую глушь и Нью-Мехико: кругом были разбросаны палки, камни и груды полезных ископаемых, которые можно было использовать для создания вещей.

Довольно скоро я сделал себе копье, чтобы облегчить охоту на диких оленей. Я убил одного из них, приготовил его мясо на костре и съел. Пока что все шло неплохо. Еда – очень важный аспект в Hurtworld. Вашему персонажу требуется поглощать огромное количество еды, чтобы утолить чувство голода. Я съел три куска жареного мяса кролика и все никак не мог насытиться.

Первый сервер, к которому я присоединился, был расположен в Австралии. Он не был полон, но все игроки на нем вели себя крайне педантично. Я убил кого-то копьем, и моя жертва в чате потребовала от меня объяснений. «Я думал, здесь так принято делать», – ответил я, прекрасно понимая, что здесь так не принято делать.

Hurtworld: 8 часов голода и холода

Как меня убивали без причины.

Вскоре кто-то убил меня без причины, и я так разозлился, что убил первого попавшегося мне на глаза человека просто так, и этот порочный круг длился… около четырех часов? Возможно, эта война продолжается до сих пор.

Из того, что я читал о Hurtworld, мне стало известно, что в этой игре можно было достать машины. Корпусы машин были разбросаны по всему игровому миру, но больше всего их было у ящиков для транспортировки рядом с пустыней. Чувствуя себя не в силах искать все необходимые материалы для создания полноценной машины (я не могу даже спокойно скрафтить кирку), я потребовал в чате, чтобы кто-нибудь приехал и подобрал меня на своей машине.

Игрок Wombo Combo недоверчиво спросил: «С чего бы кто-то стал это делать?» – на что я ответил, что это было бы весело. Мы могли бы отправиться в путешествие.

Hurtworld: 8 часов голода и холода

Легенда гласит, что эти заброшенные багги можно заставить заработать.

После неловкой тишины игрок NERTCHER спросил: «Кто-нибудь здесь вообще когда-нибудь водил машину?» Оказалось, что никто не водил. «Зато здесь вроде как можно достать квадроциклы», печально ответил он или она.

Даже несмотря на то, что ни у кого не было ни машин, ни квадроциклов, большинство людей на австралийском сервере раздражались – иногда даже приходили в ярость – когда я имел смелость попросить их прокатиться вместе. Один игрок, OneHundred, посоветовал мне «отъебаться». К счастью, сразу после этого меня убило стадо радиоактивных свиней. В бессилии я покинул скучных австралийцев и направился на более дружелюбный североамериканский сервер.

На первый взгляд, Hurtworld кажется ничем не примечательной игрой на выживание. Похоже, что события игры происходят в постапокалиптическом будущем, но это нельзя сказать наверняка. Вы появляетесь в скучно выглядящем открытом мире, часами собираете ресурсы для крафта, а затем вас убивает какой-нибудь школьник. Однако Hurtworld довольно популярен, но почему? Да, есть небольшие улучшения по сравнению с другими играми: когда вы умираете, вы теряете только собранные материалы, но оружие и инструменты остаются. Кроме того, оружие, кирки и топоры не изнашиваются, и я рад, что от этой надоедливой детали наконец избавились.

Как и в Rust и в Ark: Survival Evolved, вы можете строить свои собственные здания, и это невероятно круто. Самое важное: Hurtworld – это «хардкорный многопользовательский шутер на выживание», и вы можете (и должны, если собираетесь продержаться в игре больше двух минут) делать винтовки, дробовики и пистолеты. Ах да, еще в игре есть багги и квадроциклы, но их упоминание вызывает у всех игроков нечто вроде благоговейной злости. Все хотят их, но никто не может их получить.

На североамериканском сервере оказалось куда больше людей, чем на австралийском. Не успел я и глазом моргнуть, как какой-то голый мужик заколол меня своим копьем. Возродившись, я сумел добыть достаточно дерева и камня, чтобы сделать свое собственное копье, а потом кирку и топор. Блуждая по отдаленным уголкам карты, я наткнулся на полностью одетого человека (что отличало его от остальных голых игроков) по имени Зеррик. Я поприветствовал его. Он ответил взаимностью.

Сгущались сумерки, а по ночам в Hurtworld можно было легко и быстро умереть от гипотермии. Зеррик пригласил меня в свой каменный дом, и мы погрелись у его огня. Он дал мне одежду, и мы стали лучшими друзьями. Другие игроки часто просили Зеррика отворить им дверь в его дом, и некоторые даже пытались сторговаться с ним. Но Зеррику было все равно, потому что только я был дорог ему.

Hurtworld: 8 часов голода и холода

Мой друг Зеррик. Никогда его не забуду.

Следующим утром я сказал Зеррику, что хочу отправиться в путешествие на машине. «В этой игре есть машины, ты же знаешь», написал я ему в чат. «Ах да», – тоскливо ответил он, – «да, есть машины» – и он затих. Похоже, когда-то и он мечтал стрелять по плохишам с заднего сиденья квадроцикла, но он перестал строить воздушные замки и начал строить каменный дом. Оказалось, что у него не было даже пистолета.

Мы договорились держаться вместе и понемногу помогать друг другу. Я собирал ресурсы и убивал кроликов, а Зеррик занимался вещами за пределами моего понимания. Одной ночью я отдал ему свое добро, и он построил целый новый этаж в своем доме. Он дал мне драгоценные камни в знак нашей дружбы, и я умер от теплового удара, потому что стоял слишком близко к огню, пока сортировал свой инвентарь.

Hurtworld: 8 часов голода и холода

Дом, который построил Зеррик.

Несколько дней спустя я зашел в игру, но Зеррика нигде не было. Его дом остался в том же состоянии, но недалеко, на холме, возвышалось грандиозное сооружение, напоминавшее многоэтажный дом. На вершину холма было невозможно забраться, хотя в воздухе рядом с ним повисла дорожка в форме буквы L, похожая на руины какой-то крепости. Однако всего три дня назад ничего этого здесь не было.

Никто в чате не знал, кому принадлежали эти руины. Ни у кого не было машины или любого другого способа добраться до них. Я бродил вокруг несколько часов, пытаясь преодолеть голод и холод, но Зеррик не появлялся. Может быть, он был на другом сервере или играл в другую игру. Может быть, он вообще не включал компьютер с тех пор.

Hurtworld: 8 часов голода и холода

Загадочные руины.

Мне понравилось играть в Hurtworld. Хотя меня убивали множество раз, люди здесь гораздо приветливее, чем в Ark: Survival Evolved или DayZ, где любой убьет вас, едва завидев. Игра идет гладко благодаря нетребовательной мультяшной графике. Мне не удалось прокатиться на машине, и я не собираюсь пытаться построить свое собственное транспортное средство, пока игра находится на ранней стадии разработки.

И все же тот факт, что в Hurtworld так легко и приятно играть, даже несмотря на то, что он всего два месяца как вышел в ранний доступ, говорит о многом, и разработчики все время обновляют игру (скоро в ней появятся небоскребы!), а в будущем для нее будет работать мастерская Steam. Я вернусь, как только найду себе нового Зеррика.

Похожее