Когда я узнал о том, что Sony запретили PQube выпускать Omega Labyrinth Z на Западе, я искренне наделся, что это единичный случай. Но эта надежда быстро испарилась. Мое беспокойство возросло, когда Marvelous объявили, что им придется задержать выход Senran Kagura Burst Re:Newal, чтобы подогнать игру под новую цензурную политику Sony. Senran Karuga – гораздо более коммерчески успешный продукт, чем Omega Labyrinth, так что этот случай порядком меня насторожил.

Позже ситуация усугубилась, когда Mary Skelter Nightmares 2 появилась только на Nintendo Switch в западных странах и издатель D3 Publisher выпустил сильно зацензуренную версию Omega Labyrinth Life на PS4. Sony начала подавлять свободу многих японских издателей, и это вызвало возмущение по всему миру. Всему есть предел.

Нелогичная и необоснованная цензурная политика Sony

Последствия этой цензуры стали ощутимы только недавно, когда продажи попавших под раздачу игр начали падать и фокус сместился на разработку игр для смартфонов. Как именно действует Sony, стало известно в журнале Wall Street Journal. Думаю, настало время разобраться, что эта компания делает не так.

Причин, по которым Sony могла ужесточить цензуру, рискуя вызвать недовольство у своей собственной аудитории, не так много. Одна из них – проблемы правового характера. На самом деле, многие игры уже были запрещены в некоторых странах даже до того, как в это дело вмешалась Sony. В 2016 году Valkyrie Drive Bhikkhuni запретили продавать в Германии и Австралии, поскольку рейтинговые агентства решили, что взрослый контент в этой игре был противоправным.

Нелогичная и необоснованная цензурная политика Sony

Сейчас, когда у компаний появилась возможность экспортировать игры в любую часть света, Sony боится, что против нее могут возбудить дело за нарушение закона. По крайней мере, в TechRadar считают, что это главная причина ужесточения цензуры. Но разве Sony не проявляет в данном случае излишнюю осторожность?

Шанс того, что игра, запрещенная за пределами Японии из-за взрослого контента с малолетними (или слишком юно выглядящими) девочками, окажется на западном рынке и в западных СМИ, все равно существует. Я видел обзоры на Mary Skelter Nightmares 2, а значит, игру можно заполучить за пределами Японии, и Sony тут не причем. Виноват розничный магазин, который не имел права продавать игру «только для Японии».

В таком случае, Sony просто делает свою работу и соблюдает закон – она отправила игру на проверку в CERO, японскую организацию присуждения рейтингов видеоиграм, а затем выставила ее на продажу после получения одобрения. А тот продавец, что решил продавать игру в других странах, будет отвечать за свои действия перед судом – если, конечно, это будет необходимо. Насколько я знаю, никто из онлайн-ритейлеров не перестал экспортировать японские игры со взрослым контентом из-за страха перед законом.

Нелогичная и необоснованная цензурная политика Sony

Некоторые из них весьма преуспели в этом деле. Один крупный ритейлер, базирующийся в Азии, занимается продвижением игр с большим количеством фан-сервиса, как, например, Dead or Alive Xtreme 3. Он не особо боится юридической ответственности, а то, что ему разрешили этим заниматься, опять же, проблема CERO, а не Sony.

Когда речь идет о локализации игры для западного рынка, все еще проще – организациям вроде PEGI и ESRB доверяют определять, отвечает игра всем требованиям закона или нет. Любые поступающие жалобы должны перенаправляться им, и на Sony не возлагается правовая ответственность за игру, проверенную государственными организациями.

Серия игр Senran Karuga, например, имеет рейтинг PEGI 16 в Европе, в то время как в Японии она разрешена только с 17 лет. И почему-то это устраивает всех, кроме Sony – компании, с которой снимается любая ответственность, потому что она возложена на локальные рейтинговые системы каждой страны, где продается эта игра.

Нелогичная и необоснованная цензурная политика Sony

В Wall Street Journal также говорится, что компания боится «разногласий» по поводу скандала с #MeToo. Но движение #MeToo затрагивает сексуальные домогательства в отношении реальных людей, а не вымышленных персонажей. В #MeToo участвовали известные личности из индустрии развлечений, по сравнению с которой визуальные новеллы, продажи которых в год едва достигают пары тысяч копий – капля в огромном море. Нелепо даже сравнивать эти две ситуации.

В худшем случае, все, что требуется от Sony – убрать возможность делиться моментами из игр с избыточным количеством взрослого контента в социальных сетях. Так уже делали с Bullet Girls Phantasia, когда она вышла на PS4. Во время неприличных сцен там выключалась возможность поделиться моментом в социальных сетях. Конечно, многие геймеры наверняка смогут обойти этот запрет с помощью записи экрана, но, если так подумать, кого это вообще волнует?

Что должно беспокоить Sony сильнее: тот факт, что кто-то может устроить скандал, увидев непристойную сцену, залитую на YouTube одним из тех немногих геймеров, кто покупает визуальные новеллы подобного характера, или тот факт, что от ужесточенной цензуры могут пострадать обычные пользователи PlayStation, которые уже вовсю переживают из-за того, что может случиться с их любимыми играми?

Нелогичная и необоснованная цензурная политика Sony

Теперь, когда эта проблема коснулась такой популярной и высокобюджетной игры, как Devil May Cry 5 (сначала цензуру ввели в некоторых странах, а потом отменили ее, но уже только в одном регионе), взволновались уже не только любители японской порнографии. Когда эту тему подняли на французском сайте jeuxvideo.com, в комментариях многие начали негодовать и делать ставки на то, что теперь сцены с любым намеком на обнаженку будут вырезать даже из таких масштабных проектов, как CyberPunk 2077.

Скоро начнется новое поколение приставок, и Sony знает, что, чтобы выжить среди конкуренции, необходимо сохранить престиж и репутацию своей торговой марки. Но как цензура в этом поможет? Широкая общественность, возможно, клюнет на приманку, но что насчет геймеров? И если уж внедрять цензуру, то почему только в японские игры? Если Sony хочет обрести ореол моральной чистоты, ей необходимо также вырезать контент из западных игр, в которых присутствует насилие и преступная деятельность. Иначе это просто следование двойным стандартам.

Один из стримеров Red Dead Redemption 2 скармливал женских персонажей аллигаторам, что никак нельзя назвать правомерным поступком, но Sony при этом и глазом не моргнула и не стала цензурить игру. Удивительно, какую странную позицию занимает Sony – она запрещает малейшие намеки на эротику, но оставляет демонстрацию крайних форм насилия в неизменном виде. Когда в игре можно совершить жестокое убийство, Sony наплевать.

Нелогичная и необоснованная цензурная политика Sony

Я прекрасно понимаю, что контент в играх необходимо регулировать. Разработчики игр, как и любые люди, могут выйти за рамки приличия и нарушить общепринятые правила морали. Этот процесс нужно контролировать. Но для этого существуют специальные регулирующие органы, и если они плохо выполняют свою работу, то им необходимо исправиться, а не перекладывать свои обязанности на всю остальную игровую индустрию.

Нельзя просто решить одну незначительную проблему и притвориться, что от этого всем стало лучше. Преступления и убийства – не менее серьезные правонарушения, чем сексуальный контент. Если Sony действительно хочет стать борцом за справедливость, она не может просто затронуть отдельно взятый случай в достаточно нишевой среде и проигнорировать все остальное.

Нужно либо усилить цензуру повсюду, либо вообще не вмешиваться. Геймеры, разработчики, продавцы и издатели страдают из-за политики Sony, порожденной ее параноидальностью. Цензура не улучшает ситуацию, а, наоборот, ухудшает ее.

Похожее