На один замечательный месяц World of Warcraft стал именно той самой идеальной игрой.

Я всегда сравнивал нашу команду с эдакими бабайками, сказками о которых пугают непослушных малышей. Я представлял себе, как какая-нибудь дварфийская мамаша говорит своему сыночку перед обедом: «Вот если ты не доешь свой суп из кроколиска, то придут Крек и Канходжи, и заберут тебя с собой в Калимдор!». Но на самом деле реальность была настолько разочаровывающей, что это нуждается в пояснении.

Канходжи был одним из моих персонажей в World of Warcraft, четвёртым по счету. Моим первым персонажем был таурен шаман с ником Ахану. Ему не нравилось исцелять, поэтому он постоянно умирал и никогда не выходил за пределы Степей. Потом я создал дворфа по имени Амундр, которого я забросил на 40-м уровне, а всё потому, что кольчужная броня на нём смотрелась совсем не так, как должна была смотреться на настоящем охотнике.

Затем я снова создал дворфа, однако на этот раз я решил сделать его воином. Звали его Хрунди, а своим внешним видом он напоминал Деда Мороза, только какого-то неправильного, и выглядел он настолько же отвратительно, насколько был отвратительным его ник. И вот, наконец-то, я нашел для себя подходящего персонажа, который определил для меня, что же такое настоящий World of Warcraft.

Быть разбойником с большой дороги в классическом World of Warcraft очень весело!

До того, как стать разбойником, Канходжи был коком на пиратском корабле, носившем гордое название «Коса Геллиона». Во всех приключениях его сопровождал Крек, седой орк-шаман, по совместительству являвшийся торговцем необработанными драгоценными камнями (за которого играл единственный человек, с которым я на тот момент общался в игре). Вместе мы представляли собой жалкое зрелище – низкоуровневые седовласые сварливые старики без какой-либо цели в игре. После долгих месяцев «неправильной» игры в WoW, мы наконец-то нашли такое сочетание классов, которое работало!

Крек танковал и хилил, периодически стреляя молниями во врагов. Он был основой нашей команды. Канходжи, в свою очередь, был инженером. У него была только лишь одна задача – убивать. Крек старался не дать Ходжи умереть. Ходжи умерщвлял других.
Но всё поменялось, когда мы достигли 10-го уровня. Это было похоже на период полового созревания, только вместо прелестей первой юношеской влюблённости мы открыли для себя все прелести PvP с игроками Альянса.

Быть разбойником с большой дороги в классическом World of Warcraft очень весело!

При виде красных имен представителей вражеской фракции где-то на горизонте, мы испытывали невероятное волнение и азарт, ведь мы знали, что сейчас нам предстоит славная битва. Некоторое время мы «развлекались» тем, что подолгу высматривали в заброшенном Ясеневом Лесу заблудившихся эльфов, естественно, с целью убить их, однако нам это быстро надоело. После этого мы решили пересечь море, чтобы найти в Восточном Королевстве такое место, где нам не пришлось бы часами выискивать врага.

Таким местом оказался Сумеречный лес. Добраться туда для нас было сущим адом. Перед тем, как мы отправились в путь, я запасся всем самым необходимым: набил свою сумку ослепляющим порошком, а также всяческими ядами и зельями. Сначала мы добрались до Кабестана и сели там на корабль, доставивший нас прямиком в Пиратскую Бухту. По прибытию мы побежали через всю тернистую Долину, стараясь избежать встречи с очень опасными равазаврами и гориллами. Но боже, это того стоило!

Быть разбойником с большой дороги в классическом World of Warcraft очень весело!

Оказавшись в месте нашего назначения, мы погрузились во мрак жуткого леса и затаились. Мы никогда не ходили в подземелья, никогда не стремились заполучить самую лучшую экипировку, поэтому мы были счастливы и беззаботны. Без элемента неожиданности в нашей задумке было не обойтись. Я укрывался Плащом Теней и ждал недалеко от дороги, крепко сжимая рукоятку своего кинжала (вообще-то это была старая деревянная нога пирата). Когда мимо проходил какой-нибудь игрок Альянса, я нападал на него и отчаянно кричал Креку «Здесь! ЗДЕСЬ!».

Крек, услыхав мой вопль, выбегал из леса в своей форме призрачного волка, перевоплощался и начинал метать молнии во врага. Чтобы замедлить нашу жертву, мы использовали мои яды и шаманские тотемы. После смерти бедолаги мы смеялись, подбадривали друг друга и, пританцовывая, снова скрывались в темноте леса, высматривая, не пришла ли по наши головы высокоуровневая подмога. У нас даже был свой «кодекс чести». Серых игроков (то есть тех, кто был слишком маленького уровня) мы не трогали. Нашей целью были такие игроки, которых сложно было бы убить в одиночку, но которые были бы уязвимы для хорошо организованной команды из двух игроков (то есть меня и моего друга). Мы были разбойниками. Разбойниками с большой дороги.

Быть разбойником с большой дороги в классическом World of Warcraft очень весело!

Но проигрывать было не менее весело. Так как я играл за разбойника, у меня было множество разных способностей, которые позволяли мне сбежать. Ослепи порошком, посыпь себя исчезающей пылью и давай дёру – такова была моя тактика. Иногда бой случался настолько неожиданно, что у меня даже не было времени написать в чат Креку, чтобы позвать его на помощь (тогда мы ещё не знали, что есть голосовые программы для общения). В такие моменты мы не знали, справится ли напарник в одиночку, или же падёт от руки врага. И когда в групповом чате вдруг появлялся ликующий победный вопль, волна облегчения и радости накрывала нас с головой.

Но наше веселье не могло длиться вечно. В конце концов, мы прокачались, и сюжет игры увёл нас прочь из Сумеречного леса. Мы вновь вернулись в Тернистую долину, где Крек наконец-то отомстил когда-то преследовавших нас гориллам. Кстати, благодая этим самым гориллам, он начал довольно успешный кожевнический бизнес и с головой погрузился в омут лотов и ставок аукционного дома. Вскоре наша команда распалась.

Быть разбойником с большой дороги в классическом World of Warcraft очень весело!

С уверенностью могу сказать, что именно те 10 уровней, которые мы провели в Сумеречном лесу, полностью соответствовали моим представлениям о том, какой должна быть настоящая RPG. Я даже установил аддон, чтобы прописать исчерпывающую предысторию своему персонажу. Но ни один игрок ни разу не остановился, чтобы прочитать эти какие-то 400 символов. Это показало мне, насколько плохо я понимаю World of Warcraft. Пока я писал биографии и истории, игроки вокруг меня мчались в погоне за 60-м уровнем.

Вот почему мне так нравится быть обычным проходимцем, разбойником. Те 10 уровней были единственным моментом за всю мою игру, когда WoW действительно соответствовал моему о нём представлению. С тех времён всё поменялось до неузнаваемости, и я думаю, что больше никогда не буду играть в WoW. Однако когда я вспоминаю тот трепет от засады, ту панику пойманной врасплох жертвы, я чувствую искушение вновь ввести свой логин и пароль на экране входа в игру.

Похожее