Большинство игровых журналов ближе к концу года начинает выбирать своих претендентов на звание «Игра года», и в этот раз все обсуждают мультиплеерный феномен Player Unknown’s Battlegrounds, который также известен как PUBG.

PUBG имеет все составляющие игры года – увлекательный игровой процесс, отлично реализованные игровые механики, впечатляющая пользовательская база, невероятная популярность (если опираться на данные Steam, игра превосходит всех свои конкурентов по одновременному количеству игроков) и минимум огрехов.

Проблема в том, что технически её ещё не выпустили.

PUBG до сих пор находится в режиме раннего доступа: игроки могут приобрести доступ к незаконченной версии игры за умеренную плату и полностью принимая тот факт, что перед ними сырой продукт, который в готовом виде может значительно отличаться от того, что они видят на экране.

И это становится камнем преткновения, когда мы рассматриваем всех кандидатов, достойных попасть в список «Лучших из лучших».

Должны ли игры из раннего доступа претендовать на звание «Игра года»?

О PUBG говорят на каждом углу, но заслуживает ли она звания «Игра года»?

Бесспорно, многие игры – даже те, что выпускаются на физических носителях – выходят в состоянии, которое так или иначе требует доработок, будь то патчи первого дня, добавление баланса в геймплей, DLC и многое другое, причём всё это может растянуться на несколько месяцев после официального релиза.
Но есть огромная разница между заявлением «Игра уже готова! Ой, погодите, тут нужно кое-что подправить…» и фразой «Честно говоря, игра ещё сырая и мы многое ещё изменим перед тем, как выпустить её… но вот только мы ещё не решили, когда это произойдёт».

Некоторые игровые журналы уже поместили PUBG в список потенциальных игр года, что стало причиной горячих дискуссий (в том числе и на портале Player 2) по поводу того, справедливо ли допускать игры из раннего доступа к борьбе за столь престижное звание.

Ройс Уилсон из P2 сказал своё категоричное «нет», отмечая, что все игры, претендующие на данное звание должны быть в равных условиях – то есть «фактически быть выпущенными в год соревнования».

«”Оскары” ведь не выдают фильмам, находящимся в постпродакшне, а Нобелевскую премию не вручают за незаконченные исследования», говорит он. «Чтобы всё проходило честно, у претендента на звание “Игра года” должна быть фактическая дата релиза в этом же году».

Должны ли игры из раннего доступа претендовать на звание «Игра года»?

«В противном же случае это будет несправедливо по отношению к тем играм, что действительно вышли – кто захочет вкладывать несколько лет в разработку игры только ради того, чтобы увидеть, как какой-то незаконченный проект перехватывает заслуженные тобой лавры?»

Джейсон Иммс, журналист-фрилансер, временами публикующий статьи на P2 считает, что PUBG оказалась в интересном положении, особенно учитывая её популярность.

«Позвольте мне внести мои пять копеек: PUBG – это культурный феномен и, пожалуй, самая популярная игра года. Это настоящий успех с финансовой точки зрения и действительно весёлая игра», говорит он.
«Законченность не играет большой роли. В конце концов, обзоры и присуждение номинаций сами по себе субъективны, так почему в списке не может оказаться игра, понравившаяся многим?»

Должны ли игры из раннего доступа претендовать на звание «Игра года»?

Стоит ли накидывать лишних очков новой Zelda за то, что она вышла в «законченном» виде?

Сара Эллен, журналист P2, говорит, что это обсуждение препарирует довольно неудобную тему.

«О боже; скоро нам придётся обсуждать, что именно делает игру игрой, и ничего хорошего из этих дискуссий не выйдёт. Давайте просто признаем очевидное: ранний доступ и бета-версии говорят о том, что игра уже существует, но пока ещё развивается», сказала она. «Само понятие “законченности” довольно иронично, особенно учитывая, что мы живём в мире, где неполные игры, требующие патчей и DLC висят в магазинах с внушительным ценником».

«Тогда стоит задаться вопросом, попала ли бы PUBG в список лучших игр, если бы была полноценным законченным релизом (то, что она находится в раннем доступе, говорит о том, что игра по-прежнему тестируется. А если бы Batman: Arkham Knight изначально вышла в режиме раннего доступа, то закрыла бы игровая общественность глаза на многочисленные баги? Справедливо ли, что многие предпочитают не замечать недостатков PUBG, говоря о том, что игра до сих пор разрабатывается?

Своим мнением поделился и журналист P2 Кен Ли, отметивший, что проблема лежит в том, как игровые журналисты воспринимают концепцию «Игры года».

«Если представить, что звание «Игра года» сродни титулу «Человек года» по версии журнала Time, то выбирать нужно не «лучшую» игру, а тот проект, что оказал наибольшее влияние на игровую общественность в течение года», сказал он. «И в таком случае PUBG точно заслуживает этот титул… но если рассматривать традиционные критерии «Игры года», то PUBG, скорее всего, не сможет им соответствовать».

Журналист P2 Джейми Далцель также подчёркивает, что PUBG – это уникальный случай, демонстрирующий, что «в режиме раннего доступа могут попадаться, способные делать всё, что от них требуется, и делать это правильно».

«Если бы это была DayZ – которая уже успела приесться в режиме раннего доступа, – я бы занял другую сторону, но мы говорим о Battlegrounds – едва ли не единственной игрой из раннего доступа, реально заслуживающей всего ажиотажа», сказал он.

Должны ли игры из раннего доступа претендовать на звание «Игра года»?

Получила бы Arkham Knight более тёплый приём, если бы вышла в режиме раннего доступа?

Дилан Бёрнс из P2 отметил, что обе стороны приводят разумные аргументы, и остановился на том, что само звание является весьма субъективным.

«Я понимаю и тех, и других. Может ли демозапись выиграть “Грэмми”. Или набросок получить приз за лучшую картину? С ранним доступом всё слишком неоднозначно», сказал он. «Вы вряд ли убедите человека, который провёл 236 часов в игре, в том, что это не игра года».

На данный момент однозначного решения этой проблемы не существует, но по мере того, как грань между играми в раннем доступе и официально вышедшими проектами размывается, нет никаких сомнений в том, что в будущем нас ждут ещё более ожесточённые дебаты…