Поиск по сайту

Возвращение в молодость.

Смешно, какие воспоминания откладываются в памяти. Я с трудом могу припомнить над чем я работал в начале 2005 года для своей, как вскоре оказалось, ненужной докторской диссертацией, но ночь 25 марта помнится так, как будто это было вчера. Укрывшись на склоне горы в World of Warcraft’s Tainted Scar, моя гильдия первыми убила новоявленного мирового босса Лорда Каззака на сервере Alleria, пока остальные наблюдали за этим в благоговейном унынии.

Опьяненные внезапной победой, в ту же ночь мы отважились войти в логово дракона Ониксии и также стали первыми, кто смог ее одолеть. В ту ночь наша группа Risen поняла, что стала великой. Этот вечер положил начало давней традиции первыми забивать большинство боссов на сервере Alleria. Это продолжалось пару лет, и со временем прославило нас как первопроходцев.

Ни одна другая игра или сообщество не принесли мне такого удовлетворения. Конечно, убийства боссов на сервере продолжаются, благодаря регулярным обновления контента в WoW, но тогда вы почти всегда шли вслепую. Гайдов и Вики на тот момент не существовало, поэтому победа требовала титанического сочетания координации, самоотверженности и креативности.

В результате эксперименты иногда приводили к комическим результатам, например, когда лидер моей гильдии решил, что, возможно, Blizzard хочет, чтобы в бою против Повелителя Огня Рагнароса танковал охотник. Как и следовало ожидать, ничего хорошего из этой идеи не вышло. Но даже в подобных случаях мы гордились своими провалами, потому что они заставляли нас думать усерднее. (Кстати, лидера моей гильдии звали Failure (Провал).)

В наши дни найти информацию о механике боя с боссом не составит особого труда, в связи с чем победа над ним больше зависит от овладения известной и проверенной стратегией, а не от творческого подхода. Это немного похоже на обучение танцу. Современный WoW даже имеет руководство с подробным описанием всех способностей босса, встроенных прямо в сам интерфейс. Тогда, даже если гильдия не находилась в топе лидеров, как мы, они тщательно скрывали свои стратегии.

Это было прекрасно – находиться в авангарде всего этого. Мне еще предстоит найти другое сообщество, которое работало бы так же слажено, как и Risen. Это помогало оправдать вход в систему почти каждый вечер, когда другие люди смотрели телевизор, виделись с друзьями в реальности или, гм, встречались. Это облегчало веру в сообщения о том, что люди указывали членство в Гильдии WoW в резюме как доказательство своих способностей работать с командой или руководить ею. И да, иногда это было похоже на работу, но работа, которая иногда приносила больше удовлетворения, чем моя карьера. В ту эпоху до переноса серверов все на Alleria, а также некоторые игроки за ее пределами знали, кто мы такие.

Были ли у этого свои недостатки? О, Конечно. Наша одержимость захватить, как можно большее количества первых побед над боссами на сервере означала, что у других гильдий никогда не было возможности сделать то же самое. В особенности это касалось боссов открытого мира, таких как Каззак. Когда в октябре 2005 года вышло дополнение Dragons of Nightmare, мы не давали прочим сообществам одержать над ними победу в течение нескольких месяцев.

Дело дошло даже до того, чтобы вызывать друг друга в 3.00 утра, когда происходил спавн одного из них. Пришлось раздобыть для всех снаряжение с сопротивлением к природным эффектам для боя с Ан’Цираджем, понимаете? Некоторые люди ненавидели нас за это. Ладно, может быть, не некоторые.

Я не думаю, что мы когда-нибудь увидим нечто подобное в ММО снова. Интернет повзрослел, гайды появляются пока контент все еще находится в стадии бета тестирования, а YouTube и сриминговые сервисы не способствуют секретности. По этим причинам я не могу заставить себя зайти в классический WoW. Все эти боссы были изучены еще 15 лет назад, в то время, когда MMO Blizzard обладала большим культурным значением, чем сейчас.

Я могу понять его привлекательность для игроков, которые были слишком молоды для раннего World of Warcraft, но здесь нет места удивлению, или экспериментам, и, по крайней мере, для меня, весь этот бизнес оставляет после себя неприятное послевкусие исторической реконструкции.

Однако я навсегда останусь благодарен, что стал частью реальной истории.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована


Похожее