В мире видеоигр машины почти всегда являются основным врагом.

Эти чуждые людям автоматы могут быть такими же беспощадными садистами, как любой безумец, но вдвое более жуткими из-за своей характерной ауры холодной, бесчувственной отстраненности. В конце концов, смертоносная машина ничего не чувствует, убивая вас, ведь так?

Не совсем. По крайней мере, Valve показали, что даже у машины может быть личность, пусть она и кажется клиническим психопатом. Серия Portal, которая ведет свою историю от маленькой головоломки из коллекции The Orange Box, расцвела в собственную франшизу, и восторженные отзывы главным образом связаны с двумя моментами игры. Первый из них – отличный геймплей с великолепными головоломками, а второй – личность робота по имени GLaDOS.

Да, именно маниакальная и заносчивая GLaDOS стала гвоздем Portal из-за продуманных шуток, которые Valve удалось реализовать в игре. Как Portal, так и ее тепло принятое продолжение, Portal 2, стали отличными примерами качественного черного юмора в мире видеоигр, наполненного забавными, но жуткими диалогами, которые придают даже самым неприметным нечеловеческим персонажам эмоциональный вес. А в центре этой вселенной – сама GLaDOS, аморальный искусственный интеллект, способный выразить чувство собственного превосходства без прямого упоминания о нем.

GLaDOS, в соответствии с лором Aperture Science, скорее всего означает “Generic Lifeform and Disk Operating System.”, что переводится как “Типовая форма жизни и дисковая операционная система”. Впервые предложенная в 1980-е годы генеральным директором Aperture Кэйвом Джонсоном, она была попыткой Aperture Science создать чудо техники, которое вместе с одновременно предложенным проектом Portal Project должно было противостоять их главным конкурентам из Black Mesa.

К сожалению, у GLaDOS всегда были маниакальные склонности, и при каждом включении она пыталась убить всех ученых. В этой связи ученые попытались ввести в ее систему ядра личности, чтобы как-то изменить стремление к убийству, но это не принесло никаких результатов. В конечном итоге GLaDOS удалось обманным путем получить от ученых немного нейротоксина для изучения “истинного самосознания во имя науки”. Но вместо этого она распылила газ на весь комплекс Aperture, убив всех сотрудников, кроме одного.

Это хрестоматийный пример сумасшедшей науки, представленный не без иронии. Абсурдна сама идея того, что ученые разбираются, почему GLaDOS – робот-убийца, не говоря уже о безумии передаче GLaDOS опасных веществ, учитывая ее прошлые прегрешения. Именно это формирует для игрока атмосферу мира Portal, который с самого начала намеренно создан немного чокнутым, и наука здесь всегда достигает наиболее деструктивных результатов.

GLaDOS — призрак в машине

В дальнейшем GLaDOS продолжает свои “опыты” над живыми субъектами, делая все, что в ее силах, чтобы словесно и даже физически деморализовать и покалечить своих пленников. По отношению к игроку она очень высокомерна в пассивно-агрессивной манере. Ее сухие замечания с привкусом элитарности пытаются психологически подорвать любую уверенность подопытного. Это очень жестокий и манипулятивный подход, игра в кошки-мышки с испытуемыми, которые даже не подозревают, что попали в ловушку.

В конце концов, в комплекс Aperture попадает испытуемая по имени Челл, и ей удается победить GLaDOS, несмотря на неоднократные попытки лишить ее жизни. К сожалению, покинуть комплекс Челл не удается – она почти погибает от нейротоксина, которым владеет GLaDOS, а GLaDOS благодаря изобретательному применению Челл портальной пушки теряет свои основные ядра памяти. В итоге GLaDOS тоже выживает, и в финальной сцене Portal мы видим пробуждение оставшихся резервных ядер ее личности под ее громкую песню “Still Alive” о том, что она “еще жива”.

Но в Portal 2 GLaDOS просто блистает. Конечно, большую часть игры она все еще пытается убить Челл – в конце концов, девушка победила и чуть не уничтожила GLaDOS – но из-за неуклюжих злоключений ядра личности Уитли она оказывается отключенной от электропитания мэйнфрейма здания Aperture Science и попадает в картофельную батарейку. А потом Уитли сходит с ума от власти и в мгновение ока выводит Челл из стазиса. Поэтому на протяжении большей части игры Челл и GLaDOS становятся союзниками поневоле, стараясь не дать Уитли уничтожить весь комплекс.

Кажется, что превращение в картофельную батарейку слегка ставит GLaDOS на место, по крайней мере в плане ее собственного развития. Несмотря на отстраненность и элитарность, GLaDOS демонстрирует разочарование в себе по мере раскрытия истории Aperture Science, в ходе которого мы слышим различные записи ее основателя Кэйва Джонсона и наблюдаем взаимоотношения с его ассистенткой Каролиной. Так мы узнаем, что Джонсон, смертельно больной генеральный директор Aperture, хотел записать личность своей ассистентки в мэйнфрейм комплекса. Фактически из этого следует, что GLaDOS – это Каролина, или, по крайней мере, когда-то ей была.

GLaDOS — призрак в машине

Это заставляет GLaDOS остановиться и задуматься о своем происхождении. И пусть в игре это никогда не указывалось в явном виде, судя по многим признакам GLaDOS на каком-то этапе действительно была Каролиной, прежде чем превратиться в ту машину, которой она в итоге стала. Если это правда так, ее в какой-то степени садистские наклонности становятся более личными и откровенно зловещими, своего рода местью за трансформацию в духе Франкенштейна.

В то же время, из-за этого GLaDOS становится более симпатичной и менее чужой для игрока – это больше не обезумевшая машина, а неудавшийся эксперимент просто мультяшно неуклюжей науки. В сущности, это и есть основная тема всей серии игр Portal.

Если все действительно так, GLaDOS буквально становится призраком в машине, заключенным в механическое мышление человеческим разумом. Вопрос о том, что именно делает искусственный интеллект живым, очень популярен в научной фантастике. Эта возможность исследовалась во мноих медиа, от книги “Я, Робот” Азимова до коварных заговоров Hal 9000 в “Космической одиссее 2001 года”. В мире видеоигр, как уже говорилось, также хватает примеров исследования этой темы – одним из наиболее ярких можно назвать SHODAN из System Shock c похожими на GLaDOS мотивами “вездесущей” силы. В трилогии Mass Effect идея синтетической жизни раскрывается в самых разнообразных аспектах, и эта тема становится одной из основных и повторяющихся, а DLC Overlord для Mass Effect 2 даже отдает дань уважения SHODAN.

Но всем этим примерам по сравнению с GLaDOS несколько недостает пафоса. За исключением Mass Effect, мотивацию всех этих машин смерти можно объяснить банальной логикой или стремлением к власти. Машины убивают ради спасения большего количества жизней в будущем или создания мира, которым они смогут управлять. GLaDOS в этом плане немного отличается, ее интерес – наука, а не сохранение жизни, а предназначение состоит лишь в дальнейшем преследовании эгоистичных целей Aperture Science. Она просто предана своему долгу, но исполняет его с таким невменяемым энтузиазмом, что становится просто жутко.

GLaDOS — призрак в машине

Но если когда-то она была человеком, сознанием Каролины, возникает вопрос, что же ее изменило? Месть легко назвать основной мотивацией, но в таком случае она была бы исполнена после отравления ученых газом. Тогда остается лишь одно объяснение – сам мэйнфрейм Aperture работает как своего рода наркотик, который заставляет подключенный компьютер выполнять научные задачи для достижения ощущения эйфории, которое Уитли назвал “зудом”. Стремление проводить эксперименты становится сродни поведению собаки Павлова, и вместе с темным прошлым GLaDOS вполне может превратить ее личность в нечто дьявольское и циничное, что мы и наблюдаем в серии Portal. Возможно, дело в том, что GLaDOS вынуждена получать удовольствие от своей научной деятельности, психологически устает от холодных расчетов в пределах своей компетенции и разыгрывает радость за счет других, демонстрируя убийственное чувство злорадства.

Независимо от своего происхождения, GLaDOS неохотно начинает проникаться уважением к Челл, что подчеркивается в кульминации конфликта с Уитли, ставшим очень опасным. В отчаянном (и смешном) порыве Челл удается отправить портал на Луну, запустив Уитли в полет по бескрайнему космосу. Она сама чуть было не улетает вместе с ним, но в последний момент оказывается спасенной GLaDOS, после чего машина благодарит Челл за напоминание о Каролине … и просит удалить свою память и вернуть к прежнему, более чокнутому мышлению. Вместо того, чтобы убить Челл, она с большой неохотой позволяет ей раз и навсегда покинуть комплекс, показывает ей путь к выходу и прощается хором автоматических турелей.

О том, стерла ли GLaDOS память Каролины, велись горячие споры, и многие уверены, что этого не произошло. Главным образом на это намекает песня в концовке игры, которая называется “Want You Gone” (“Хочу, чтобы ты ушла”). Песня выражает желание убрать из картины Челл, но также намекает на смешанные чувства по отношению ко всему, что произошло, и уважение к Челл за ее действия и пробужденные ей воспоминания. А слова “Now little Caroline is in her too” (“теперь и в ней есть маленькая Каролина”) могут быть признаком того, что личность Каролины еще не уничтожена. Если это действительно так и если мы увидим новую часть Portal, в ней GLaDOS может подвергнуться еще одной трансформации или, по крайней мере, демонстрировать более сложные эмоции вне своей едкой пассивно-агрессивной манеры.

Как бы то ни было, GLaDOS оказалась гораздо большим, чем просто машиной смерти. Ее комичные замечания создали одновременно забавный и жуткий образ, а ее растущая личность показала, что за ее программой скрывается значительная глубина. Самое привлекательное в ней то, насколько подробно эту глубину можно исследовать, особенно учитывая последствия прошлого GLaDOS. Уже поэтому ее можно считать достойным персонажем, и именно поэтому она действительно знаменита.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована


Похожее