После выхода Far Cry 5 игровая пресса взорвалась.

За высокими оценками игры последовал вал критики ее недостатков, “беззубого сюжета” и проблем повествования. Было очень интересно наблюдать, как впечатления от Far Cry 5 расположились во всем диапазоне от восхвалений до разочарований, и это несмотря на то, что на этот раз самым серьезным новшеством стала сила подтекста игры.

Видеть, как игра использует каждую графическую и звуковую фишку в связке с управлением, в эпоху лутбоксов и игр-сервисов – большая редкость. Если и есть нечто такое, что в Far Cry 5 реализовано действительно хорошо (при условии, что вы уделяете этому должное внимание) – так это расширение сюжета через эти контекстные моменты, хотя это искусство становится все более забытым. Поэтому здесь мы не просто участники банального боевичка в округе Хоуп штата Монтана, а герои аллегорической истории, раскрывающей то, что, скорее всего, задумали разработчики: безнадежность борьбы за свободу. Эта тема была подробно рассмотрена в интервью с руководителем проекта Дэном Хэем, которое, если задуматься, красиво сочетается с общей структурой сюжета Far Cry 5:

Мне правда нравится мысль о том, чтобы бросить монетку и куда-нибудь пойти. Скорее всего, увидев это любой подумает, что такой человек – сумасшедший, а он посмотрит на вас и скажет: “Я знаю, что вы считаете меня сумасшедшим, но что если я прав?”

Хэй говорит о том, что для него Холодная война была эпохой бессилия, безнадежности и постоянного страха смерти, а ее окончание вызвало временное облегчение, пока относительно недавно не вернулось ощущение того, что вокруг что-то не так:

Иосиф Сид — cудьба свободы

Это просто напомнило мне ощущения из детства, поэтому я мог просто взять всю эту информацию и наполнить ей мозг Отца, который говорит: “смотри, это касается не только Америки, это касается всего мира. Мы так много раз приближались к концу времен, что он стал нам безразличен”. Он считает, что однажды конец все-таки наступит. И когда это произойдет, он “собирается выжить, как и ты. Забрать тебя, хочешь ты спасения, или нет, чтобы спустя две-три недели ты пришел и сказал ‘спасибо’”. Довольно интересная точка зрения на этот счет.

Харизматичный злодей из Far Cry 5, фанатичный Отец Иосиф Сид из “Врат Эдема”, отлично справляется со своей ролью, и в соответствии с видением Хэя вся игра отражает простую идею, которая кажется нам слишком зловещей: “Что, если он все время был прав?”

Частично очарование Far Cry 5 связано с тем, как она изображает крайности на фоне конфликта. Сеттинг идеально для этого подходит. Сельская местность Монтаны – пожалуй, самое экзотическое место, которое можно найти на материковой территории США. Малонаселенное, с прекрасной дикой природой, оно продолжает тренд всей серии Far Cry в плане красоты места действия. Для одних Монтана – временное убежище от городской жизни, краткое путешествие в неизвестность. Для других – гипертрофированный портрет их стиля жизни и убеждений.

Частично критика Far Cry 5 была связана с недостаточно четкой политической позицией игры. При этом она, пожалуй, стала одной из наиболее политически адекватных игр Ubisoft вообще, главным образом из-за того, как здесь показана экстремистская идеология. Культ “Врат Эдема” просто хрестоматийно фанатичный, а движение Сопротивления из жителей округа Хоуп, хоть и представляет более разнообразную форму идеологических убеждений, но часто отражает крайности своей идеологии.

Одним из элементов созданного образа является использование крайностей при изображении персонажей. Сам по себе мир населен консервативными стереотипами с консервативными ценностями, и некоторые считают, что их представление упускает из виду главное из-за отсутствия в игре современных политических различий. Но карикатурное изображение деревенских консерваторов в виде фанатичных “выживальщиков”, держащихся за свои пушки как за спасение, оправдано как в силу геймплейных факторов (схроны выживальщиков и куча пушек в шутере от первого лица), так и с точки зрения отражения убеждений реальной жизни, определяющих наш взгляд на такие проблемы, как, например, владение оружием на фоне ожесточенных споров о необходимости оружейной реформы в США.

Решать эту проблему необходимо независимо от нашего мнения, и недавнее движение за изменение оружейного законодательства в США стало настолько злободневным вопросом, что игнорировать его просто невозможно. Конечно, в таких играх, как Far Cry 5, использование оружия – основа геймплея, поэтому говорить о том, что игра за или против владения оружием в политическом смысле, было бы ханжеством. Но что игре действительно удается, так это показать злонамеренное применение оружия как инструмента, причем с обеих сторон.

Иосиф Сид — cудьба свободы

Подтекст игры заключается не в количестве пушек, а в том, как стороны ведут друг против друга войну, определяющую облик округа Хоуп. Культ “Врат Эдема” вполне прямолинеен – Сид видел признаки апокалипсиса и во главе своей паствы стремится взять все, что нужно, и спасти максимальное количество людей от грядущей гибели, в которую он так отчаянно верит. Среди крайностей, в которые ударяются Отец и его собственная семья, вестники “Врат Эдема”, – насилие, пытки, пропаганда и наркотики.

Каждый член семейства Сидов представляет одну из этих крайностей. Мы видим невменяемую порочность Иоанна Сида, маниакального истязателя, который заставляет вас признать свои грехи, говоря пустые банальности. Он рассуждает о силе чистосердечного признания, прежде чем отпечатать грехи на вашей коже и сорвать плоть с ваших костей.

Манипуляции Веры Сид при помощи наркотика с метким названием “Блажь” поддерживают невежество, создавая ложное ощущение безопасности и отсутствия свободы воли для тех, кто поддается его эффекту. Страх перед реальным миром за границами созданного ей туманного Сада Эдема – отражение ее собственных слабостей и смятения.

Иаков Сид – единственный из Вестников, скептически настроенный по отношению к пророчеству Иосифа – пожалуй, наиболее жуткий из них, потому что самый прагматичный. Его призывы к выбраковке и выбору самых сильных, подготовка к неизбежному концу, подобно выживальщикам со всего округа, доведены до предельной формы естественного отбора. Иаков ждет падения сложившегося порядка не из-за слов своего брата, а из-за обстановки в мире в целом. Посвященная ему часть игры – один из ее наиболее уникальных аспектов, когда Иаков при помощи классического формирования условного рефлекса превращает Помощника в свое орудие разрушения.

Каждый из трех Вестников по-своему извращен, но они тонко отражают, в какие крайности может удариться Сопротивление, поддавшись их тактике. Мы видим, как Тэмми, бывшая домохозяйка, ставшая борцом за свободу в составе “Милиции Уайттэйла”, пытает культистов, погружая их головы в воду. Та же милиция после смерти их лидера Илая от рук управляемого Иаковом Сидом персонажа игрока призывает вешать всех культистов на деревьях.

Игрок и члены Сопротивления относительно спокойно относятся к использованию наркотиков и домашних снадобий для повышения боеспособности, Помощник даже отправляется к химику-подростку, чтобы улучшить некоторые формулы. Мы видим, как многие члены сопротивления уничижительно дегуманизируют культистов, превращая их в безликого врага, которого можно безнаказанно убивать.

Всего один персонаж, священник Пастор Джером, достаточно великодушен для помощи своему врагу, и в одной из миссий просит игрока помочь защитить перебежчика из культа от Сопротивления. Джером гуманизирует культ, оправдывая свое собственное насилие сложной формой возмездия для защиты своей паствы от сладких речей дьявола. Он своего рода противоположность Иосифа Сида, с более тонкой харизмой, которая подчеркивается его католической верой и цитатами из Библии в гуще сражения. Как и Сид, он не боится запачкать руки за свои убеждения и демонстрирует сострадание и заботу о тех, кто рядом с ним. Но Отец Джером – исключение в команде “хороших парней”. Во всех остальных случаях Сопротивление воспринимает культ как безликого врага, совершенно не гнушаясь собственными военными преступлениями.

Иосиф Сид — cудьба свободы

И это, мягко говоря, вызывает диссонанс. С точки зрения игрока это приемлемо по одной простой причине: Сопротивление, собравшее самых разных людей с различными точками зрения, является стороной добра в войне, угрожающей тому, что объединяет всех ее членов – свободе. Это единственный аспект сюжета, который находит отклик у всего Сопротивления, культ угрожает свободе выбора, мыслей, прав, желаний. В конечном счете Сопротивление практически зеркально отражает культ во всем, кроме стремления к свободе. Культ ее практически не ценит – его лидер делает все, чтобы контролировать своих последователей через идеологию.

Но вернемся к словам Дэна Хэя – с миром что-то не так. Вопрос свободы стоит всегда, но когда им задаются, злодеи часто пренебрегают ей как слабостью, которая нас сдерживает. Иоанн утверждает, что мы не можем быть абсолютно свободны, пока не скажем “да”. Вера предлагает вам иллюзию свободы в наркотическом бреду Блажи, а Иаков твердо убежден, что свободы нет вообще, есть лишь жертва, необходимая для выживания. Иосиф тоже отказывается от свободы в пользу божественного провидения, но он уже заплатил за эту свободу смертью жены и убийством маленькой дочки, которые привели его к фанатичной преданности своему восприятию пророчества. Иосиф не свободен – он инструмент судьбы, и намерен действовать, а не сидеть сложа руки.

Итак, дает ли свобода возможность делать то, что мы должны, или мы в своих действия совершенно несвободны? В Far Cry 5 этот вопрос исследуется через сюжет с Иаковом Сидом. Вспомните классическую ныне фразу контроля из BioShock, харизматично произнесенную Армином Шиммерманом в роли Эндрю Райана, сверхобъективиста в духе Айн Рэнд, перехватывающего управление из рук игрока в мимолетном запоминающемся моменте.

Иосиф Сид — cудьба свободы

Иаков развивает эту концепцию, через геймплей заставляя игрока работать в его интересах. Серия Far Cry имеет богатую историю кинематографичности не за счет выбора, а за счет постановочных сцен и зрелищности. Они отделены от принятия решений в геймплее, за исключением периодических подсказок о том, где вы должны выбрать действие. В Far Cry 5 сюжет впервые соединен с геймплеем через действия таким образом, что это интересно как с сюжетной, так и с геймплейной точки зрения.

 

В конечном итоге именно уверенность Иосифа Сида в грядущей катастрофе приводит к дальнейшим чисткам в округе Хоуп. Судьба назначила вас предвестником гибели, но на фоне разгорающейся в округе Хоуп войны в Far Cry 5 на заднем плане возникает политика реального мира. Мы слышим случайные радиопередачи о чрезвычайной ситуации в Белом Доме, зловещие сообщения о жестокой бомбардировке Москвы. Иосиф Сид вполне правомерно указывает на гордыню человечества, попадающего в один кризис за другим. “Неважно, что мы сможем построить или достичь,” – говорит он, умирая – “Мы всегда находим способ это разрушить”.

Истинная вера в правое дело и слепой фанатизм вместо свободы воли часто идут рука об руку, но для Иосифа Сида, его семьи и его паствы истинная вера доведена до крайности. Но при этом, даже при наличии возможности в финальной схватке с Сидом все это прекратить и избавиться от этого гнетущего ощущения, подтекст заключается в том, что мы сражаемся за свое уничтожение. При всем своем фанатизме, в одном Сид был прав: гибель на пороге.

Иосиф Сид — cудьба свободы

Серия Far Cry часто противоречива в своих концовках, но здесь впервые в ее истории каждая из них завершается “победой” Сида над игроком. В концовке с уходом Сид прощает игрока, предупреждая о последних признаках коллапса и заставляя игрока и его товарищей отступить, прежде чем из автомагнитолы доносятся знакомые слова “Only You”, поле зрения Помощника заливается красным и начинает работать контроль Иакова. Концовка с сопротивлением более суровая – Сид с Помощником, запертые в большом бункере, оказываются единственными выжившими после падения на Монтану трех ядерных бомб. Объявляя игрока сыном, Отец снова перехватывает инициативу, в ожидании момента отправиться к Вратам Эдема, когда упадут новые бомбы, и мир погибнет.

В контексте видения Хэя, считающего мир сошедшим с ума, ценой свободы стало уничтожение мира. Игра довольно уклончива в плане концовки (нигде в явном виде не говорится, была это война, наркотическая галлюцинация, или бомбы взорвал сам Сид), но на самом деле это неважно в плане того, по чьей вине и даже почему это случилось. Хэю удалось заставить нас пережить этот момент через сложного, в чем-то даже симпатичного злодея, который отражает внутренние пороки современного общества, но использует их для попытки спасти человечество от самого себя, пусть принудительной и идеологически ангажированной.

Far Cry 5 показывает, что в конечном счете свобода бессильна остановить судьбу, и прежде всего этим мы обязаны ее пониманию Иосифом Сидом. Это мрачный, но до боли верный посыл о том, что свобода любой ценой не всегда ведет к счастью и успеху. В сущности, мир такой же дикий и непредсказуемый, каким его пытаются показать бескрайние просторы Far Cry. Возможно, именно в этом в конечном итоге и состоит смысл – мы переоцениваем свою свободу, ведь можем легко ее лишиться в силу факторов, нам неподвластных. Может быть, если мы не будем уделять должного внимания опасностям окружающего нас мира, ценой свободы в конце концов станет его уничтожение вместе с привычным нам образом жизни.

Одно можно сказать точно, Иосиф Сид сказал, что Бог не позволит взять его в рай, и в этом он тоже был прав.

Надеемся, вам понравился этот выпуск “Выбора персонажей”. А вы согласны, что судьба свободы именно такова? Или у вас есть другое мнение о Иосифе Сиде или Far Cry 5? Если да (и если у вас есть какие-то идеи об этой серии), напишите об этом в комментариях!

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована


Похожее